понедельник, 21 апреля 2014 г.

Семимостье

Когда я только начинала этот блог, уже знала наверняка: про Петербург будет писать моя мама. Это ее неэкскурсионный город...

Автор Ирина Тихан


Женщина стояла на мосту, опустив руки на ограду. Давно она здесь не бывала...  Удивительное место - пересечение двух каналов Крюкова и Грибоедова. Живописнейший момент архитектуры старого города. Мосты, мосты... Отсюда их видно семь.

Старо-Никольский мост - тот самый, на котором стояла женщина. Он идет по Садовой улице, пересекая Крюков канал.


"По весне всегда приезжала художница из Москвы, подруга соседки по квартире Тамары Сергеевны Цинберг. Тамара Сергеевна тоже была художница - книжный график. А ее подруга (имя не помню) писала городские пейзажи. Она всегда уходила утром на Никольский мост, устраивалась со своим ящичком-этюдником и пропадала там до сумерек. Иногда я подходила к ней, смотрела, как она работает. Однажды я сказала, что ей очень повезло, сегодня такое прекрасное голубое небо, солнце - нечастая погода для Ленинграда. "Что ты, девочка, для художника самое большое несчастье - чистое небо. Писать его... А что его писать? Я приезжаю сюда за вашим ненастьем, за вашими бушующими облаками, которые движутся, наплывают друг на друга, которые никогда не бывают одного цвета..." С тех пор я начала заглядывать в суть вещей "с другой стороны". Тогда же я задумалась, что красота вещь неоднозначная и сложная, не всегда сразу распознаваемая.
И еще два слова о Тамаре Сергеевне, моей удивительной соседке по квартире. Она была дочерью известного историка еврейской литературы, который сгинул в 38-ом. От отца у нее осталась потрясающая библиотека, которая занимала три стены ее немаленькой комнаты. Именно эта библиотека дала мне начальное образование. Читала взахлеб. Боже, сколько литературы в те годы прошло через мои руки. Условие было одно - никогда не выносить книги из квартиры, и я беспрекословно его выполняла. В 60-х годах Тамара Сергеевна написала повесть "Седьмая симфония", по которой был поставлен фильм "Зимнее утро". Экземпляр этой книги был подарен мне с дарственной надписью "Милой Ирочке от ее соседки и автора этой книжки Т.Цинберг"

Женщина перевела взгляд на мост слева, ухмыльнулась.
Пикалов мост...


"Через этот мост шла моя дорога в школу. Каждый день я дважды проходила по нему туда и обратно. Школа была расположена ровнехонько напротив колокольни Никольского собора через Крюков канал. Из-за этого колокольный звон вошел в нашу детскую жизнь как само собой разумеющееся.
Да и сам собор был  неотъемлемой частью нашего бытия. Не скажу, что мы это очень осознавали. Мы же были атеисты. Но это для школы, для собраний. А детская душа - удивительный кладезь тайн и открытий. Конечно же, я тайно верила, что бог есть. Даже крестилась тихонько, когда что-либо боялась или ожидала. Но об этом никто не знал. В свои главные святые я выбрала Богоматерь - она женщина, она должна меня защитить и больше понимать. Мы с одноклассницами частенько бегали в собор. И если нам везло, и нас не шугали оттуда "бабушки" в черных платках, то мы бродили по храму, заглядывая в каждый уголок. Справа обычно стояли открытые гробы. Там лежали усопшие. Обычно пожилые. Ждали отпевания. Молодых не отпевали. Об этом сразу сообщалось куда надо. Мы этого не знали, понимали только, что здесь, в стенах храма своя жизнь, свои, совсем другие, законы и правила. Иной раз мы подолгу рассматривали этих усопших. Таинство смерти пугало и манило.  А в это время слева могли крестить младенца. Мы тихо подходили и наблюдали за обрядом. Малыш обычно горько плакал, правда, в купели успокаивался. Там же мы видели и венчание. Невесты, как правило, были немолодые. Но обряд вызывал у нас живейший интерес... Пение хора, торжественность, басовитость священника - все это было из какой-то другой жизни, из книжек, из кино. А мы видели это собственными глазами. Кстати, это был удел немногих. Действующих-то храмов было мало. Обычно в храме было тихо, только шарканье ног и приглушенные голоса. Громадные в золоте иконы святых смотрели на нас со всех сторон. Христос, распятый, поник головой - свечи под его ногами... Но вдруг сзади подшаркивала резвая скрюченная "бабушка" (злющая старуха) и, размахивая руками, прогоняла нас из храма. А мы приходили вновь и вновь. Так мы и жили: с одной стороны Крюкова канала реализм, а напротив – нереальность."

За Пикаловым мостом Грибоедов канал пересекает Могилевский мост.
Мост идет по Лермонтовскому проспекту. Там справа на канале стоит потрясающая Свято-Исидорская церковь. Женщина улыбнулась. Красотища!


"Неподалеку от церкви жил мальчик из нашего класса. Хороший мальчик. Учился хорошо. Но у меня к нему было особенное отношения. Иногда я тайно его рассматривала и думала, как же он с этим живет? Как он может играть в футбол с мальчишками, заигрывать с девчонками, ходить на горку (о горке позже), смеяться, просто жить, как все мы?...  Когда ему было 8 лет, у него умерла мама. Это было для меня, для ребенка, верхом потери, верхом самого великого горя, которое могло произойти с человеком. Если я представляла такое в своей жизни, то животный ужас охватывал меня. Очень горькое сострадание вызывал у меня этот мальчик. В то время я еще не в состоянии была понять, что даже взрослый человек не может жить в состоянии непроходящего горя, что уж говорить о ребенке…  Ко всему, жили они небогато и очень тесно - он, его отец и старший брат в одиннадцатиметровой комнате."

Много лет спустя жена этого мальчика (к тому времени уже взрослого мужчины) погибла в автомобильной катастрофе, оставив ему двух девочек...
Женщина на мосту задумалась. Когда-то ее называли мужественной и смелой. Воспитывать, заботиться о четырех детях, двое своих, двое приемных  - не каждый вытянет. Но на самом деле это жизнь, с ее коллизиями и непредсказуемостью. И еще, то самое сострадание... Нет, женщина не считала себя ни мужественной, ни смелой. Она обыкновенная. Вот уж кто по-настоящему проявил чудеса выдержки, понимания, терпения и бескорыстия - это ее родные дети.

Женщина стряхнула воспоминания и повернула голову направо.
Красногвардейский мост через канал Грибоедова совсем рядом.


"Мы бегали на горку именно через этот мост. Снег скрип-скрип под ногами. В ту пору я еще не понимала, что лето лучше зимы, потому что зима казалась "таааакой здОровской". Итак бегом, бегом, мимо колокольни, вдоль забора, точнее решетки. В то время Никольский садик окружала чугунная в косую клеточку решетка. Никто из ребят не заходил в садик через калитку, да и закрыта она была частенько. Но для нас не было преград. Забираясь по клеточкам решетки, мы перегибались через нее, хватались руками за ограду с другой стороны, мах двумя ногами (спортсменки) - и мы уже на той стороне. Летали, как ласточки. И вот она - ГОРКА. Развлечений у нас было немного, но горка - место встреч, любви, взглядов, ревности, ссор. Кто за кем поедет. Ох, как это важно. Девчонки поднимались на горку, не глядя на мальчишек, которые стояли на площадке наверху горки (иногда всем места не хватало), и, так же не глядя на "кавалеров" гордо катились на ногах вниз. Самое обидное было, если никто из мальчишек не "цеплялся", и ты скатывалась с горы в одиночку. Никто тобой не заинтересовался, никому ты не нравишься. Как печально. Но вида показывать нельзя. Тебе, якобы, все равно весело и здорово катиться с горки, даже и одной. Потом ты снова бежишь на горку, взлетаешь на нее и снова с разбега несешься вниз ловко удерживая равновесие. Бааа! Чьи-то крепкие руки хватают тебя за талию (твоего толстенного ватинового пальто). Ты не одна. И даже если поскользнешься, эти мальчишечьи руки уже не дадут упасть. Потом смеемся и расходимся каждый своим путем, кто-то слева, кто-то справа от горки, но опять к ней же, к горке. Скорее, скорее. И такой круговорот бесконечен... Ой, уже темно, около семи часов, надо скорее домой, а то мама не терпит опоздания даже в 5 минут. Снег под ногами скрип-скрип, снежинки кружатся в свете фонарей. Вдруг, бух! - снежок в спину. Оглядываюсь от неожиданности. Догоняет мальчишка из соседнего дома. Шагаем вместе, болтаем о всякой всячине. Как хорошо зимой! А впереди такая же беззаботная и радостная жизнь. Вот здорово!"

Опять взгляд переведен вперед. Там друг за другом, пересекая Крюков канал, виднеются Кашин мост (идет по улице Римского-Корсакова) и Торговый мост (перед Мариинкой).


"Это наши с мамой театральные "дорожки". Мы часто вдвоем ходили в Мариинку. В ту сторону обычно по Кашину мосту, а обратно по Торговому. Это было что-то типа ритуала. Ходили в театр мы часто, пересмотрели и переслушали почти весь репертуар тогдашней Мариинки. Оперы "Демон", "Хованщина", "Князь Игорь", "Трубадур", "Травиата", "Аида", "Севильский цирюльник", "Отелло"..., все перечислить невозможно. А какие балеты! "Щелкунчик", "Лебединое озеро", "Жизель", "Дон Кихот", "Золушка"...
Возвращались мы с мамой домой после театра почти бегом. Помню, однажды осенью, было так холодно, что зубы стучали, и мы пытались согреться, прибавляя и прибавляя темп. Одевались-то не очень хорошо, теплых вещей много не было. Так вот, бежим-торопимся, а сами наговориться не можем. Сквозь лязгающие зубы так и спешим рассказать друг другу про свои впечатления. Так за всю жизнь и не наговорились. А домой пришли - все спят, соседи спят, папа спит. Коммуналка. Мы тихонько на кухню прошмыгнули, сделали себе по огромному бутерброду с "ложной икрой" (меня в школе на домоводстве научили это готовить) и давай соленые бутерброды уминать со сладким чаем. Вкууусно! И при этом еще смешинка в рот попала. Давимся беззвучным смехом над какой-то ерундой.
Ну, а вскоре я и сама стала с подружками в Мариинку бегать. Купим дешевые билеты на галерку и наслаждаемся музыкой и танцами или пением.
В Оперную студию консерватории тоже частенько бегали. Там в основном концерты залетных знаменитостей слушали. Когда приезжал певец Митчел (Мичел), уже не помню точного имени, подружки после концерта говорят, пойдем автограф брать. Ну, за компанию куда только не подашься.  Прибегаем к служебному выходу, а там толпа таких же, как мы, дурочек. Все трясутся от холода и ждут звезду. Наконец выплывает. Вообще-то он нормальный, всем протянутые открытки стал подписывать, не ломался, губы не кривил. Но я спиной из толпы вытолкалась, и так стало мне противно на все на это смотреть. Дала себе слово, что ни у кого никакой автограф я брать не буду, никогда. Выдержать это слово оказалось несложно."

Женщина повернулась на 180 градусов. Крюков канал бежит к Фонтанке, или точнее, бежит из нее. И там, на стыке двух водных потоков, еще один мост. Он перекинут через Крюков канал прямо по набережной Фонтанки. Смежный мост.


Пожалуй, между Старо-Никольским и Смежным мостом самое прогулочное место для молодых (если не сказать, совсем молоденьких) влюбленных. Народу здесь немного, можно гулять, не опасаясь быть увиденными нежелательными свидетелями ранних свиданий.

"Второй дом на Крюковом канале, если считать от Садовой улицы, это дом Суворова. Об этом нам сообщает красивая, округлой формы, мемориальная доска. Дом длинный, невысокий, в два этажа. Правда, внутри дома мало что напоминало про знаменитого жильца. Кроме коммунальных квартир внутри дома ничего не было. В одной из квартир на первом этаже жил наш одноклассник. Жил он там вдвоем с мамой, которая много работала. Ну, а мы не без удовольствия этим пользовались, приходя к нашему однокласснику шумной компанией. Рассаживались на полу, и после непродолжительной болтовни начинали играть "в бутылочку". Да что нам там было, 11-12 лет. Однако страсти в нас уже бушевали нешуточные. Целовались мы строго через платочек. Но восторга и счастья, если выпадало поцеловаться с любимым, не было предела. Сердечко замирало. Однажды мальчик, с которым я целовалась, провел рукой по моей ягодице. Во мне все остановилось. Я замерла. Мне было так стыдно, как будто я сделала что-то ужасно неприличное. Или позволила сделать со мной что-то позорное. Если бы это кто-то увидел, то я была подвержена злому остракизму собственных подружек. Это было начало моего понимания, что что-то не так в равноправии...
Вдруг ушастый хозяин комнаты вскочил "Атас, мама пришла!". Вся наша компания бросилась к окну, путь отхода был продуман и подготовлен заранее. Мы, как коты, попрыгали с подоконника первого этажа и дали деру. А в окно уже выглядывала грозная мама нашего товарища и кричала нам вслед: "Завтра же пойду в школу и все про вас скажу учителю. Бах-бах-бах..." Вот тут-то и пригодилась моя святая вера в деву Марию. Я попросила ее, чтобы "эта тетенька не ходила в школу и не закладывала нас учительнице". Я даже тихонько перекрестилась крошечным крестиком где-то в районе пупка. Дева Мария помогла. Нас не заложили."

Женщина еще раз посмотрела по сторонам: "Коломна. Здесь начинается Коломна. Но про это я повспоминаю в другой раз".


Данная статья авторская, публикация и использование ее на других сайтах или форумах возможна только с моего письменного согласия. Копирование материала с этого блога без указания активной ссылки на источник запрещено!
Пожалуйста, уважайте чужой труд и авторство. Спасибо!

...
Источники фотографий:
http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Krukov_Channel_2.jpg?uselang=ru
http://photoprogulki.narod.ru/spb_yecan24.htm
© depositphotos.com/ s_garmashov
http://alexdarkside.35photo.ru/photo_228268
http://all-worlds.ru/kolomna-nikolskii-sobor-v-peterburge-i-sem-mostov
http://commons.wikimedia.org/wiki/File:Kashin_Bridge_SPB_1.jpg?uselang=ru
http://www.panoramio.com/photo/47062611
http://wikimapia.org/1776700/ru/%D0%A1%D0%BC%D0%B5%D0%B6%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%BC%D0%BE%D1%81%D1%82#/photo/621879
http://fotki.yandex.ru/users/stalbaum-jury/tags/%D0%BF%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80/view/28089?page=5


12 комментариев:

  1. Тетя Ира, у меня нет слов! Вы прекрасны. А еще я не знала, что вы жили в центре. А еще мне тоже очень нравится Коломна. И семимостье. С моей единственной в прошлом сезоне группой туристов мне посчастливилось остановиться здесь и показать им Петербург отсюда, от семимостья. Никогда до того с большим автобусом это не получалось. Пробки, программа... А тут, совпали все карты и я стояла, с готовой речью, думая, как я сейчас поражу их, "посмотрите направо, посмотрите налево"... а сказала только "посмотрите, остановитесь, вдохните. уберите фотоаппараты. послушайте осень. запомните навсегда".

    спасибо вам!

    ОтветитьУдалить
  2. Перечитываю и перечитываю... Много раз пока опубликовывала сюда, и теперь подхожу к компьютеру и вновь читаю...
    Мама, спасибо тебе за этот рассказ!

    ОтветитьУдалить
  3. Маша, спасибо за эти слова! А как всё-таки здорово, тридцать лет дружить и не знать, что и Семимостье нас сближает)))

    ОтветитьУдалить
  4. Спасибо, мои дорогие девочки, за добрые слова. Я боялась, что никого мой рассказ не заинтересует, и Полинин блог будет подпорчен. Но, к счастью, все получилось неплохо.

    ОтветитьУдалить
  5. Оказалась на мгновение в Санкт-Петербурге. Видимо скоро поеду туда :)

    ОтветитьУдалить
  6. Полина, благодарю за Ваш блог! Очень люблю крючок, а сейчас рядом появился маленький человечек... Для меня неожиданность рассказ о Ленинграде (мне Ваш город знаком под таким именем). Поблагодарите Вашу маму, насколько просто и поэтично. Надеюсь еще побывать в Вашем городе. Благодарю!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Татьяна, спасибо! Обязательно передам.

      Удалить
  7. Закончу высшее и тоже к вам на недельку! Соскучилась по городу... Уже и родственники зовут, да всё никак не выберемся...
    Красивый рассказ!
    Никогда не понимала, как мои родители смогли уехать из такого места...

    ОтветитьУдалить
  8. Написано интересно и увлекательно!) Петербург для меня особый город, удивительно красивый, величественный, с особым воздухом свободы и силы. И читать о нем очень приятно)

    ОтветитьУдалить
  9. Какой прекрасный слог!!!!!!!

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...